ПРОЕКТ
ПРЕДСТАВЛЯЕТ

25 ìàðòà 2019 09:38

Швеция-1992

«К матчу с Баджо специально не готовился»

ВСПОМИНАЕТ: ВАСИЛИЙ КУЛЬКОВ

ФОТО: ANTARCTICA.SC.RU

Спартаковец Василий Кульков «от» и «до» прошел весь отборочный цикл к чемпионату Европы 1992 года, но в финальной части не играл. Помешала травма. Вернее, не травма, а неверие людей в то, что человек готов выступать на высоком уровне после травмы.

ВОСПОМИНАНИЯ


Про тот турнир написано много. Все знают, что мы не вышли из группы, проиграв нетрезвым шотландцам. Все знают, что после этого в сборной начались всякие неприятности, растянувшиеся на долгие годы. Наверное, отборочный турнир к ЧЕ-92 одно из последних соревнований, в котором за нашу команду не было стыдно.

- Для Вас не участие в чемпионате Европы стало трагедией. Можете ли вы сказать, что это «минус» Вашей карьере?
- Естественно, любой игрок, не принявший участие в таком крупном турнире, много лишился. Ведь чемпионат Европы (или чемпионат мира) это то, к чему ты идешь всю свою карьеру. Сначала просто играешь. Затем появляются какие-то задачи, например, выиграть первенство Москвы. И так дальше, дальше, дальше… Да, пропускать подобные соревнования неприятно.

- А почему Вас не взяли на турнир?
- Травма. Мне сделали операцию на крестообразных связках. Я восстанавливался и… Видимо, считалось, по нашим российским меркам, трех месяцев для восстановления недостаточно для того, чтобы полностью восстановиться и ехать на такой серьезный турнир, как чемпионат Европы.

- К которому Вы были готовы?
- Здесь вопрос спорный. Я вот, например, считал, что готов к турниру. Но тренеры считали – нет. Многим почему-то казалось, что восстановиться за три месяца нереально.

- Говорят, что Анатолий Бышовец вас сознательно не взял? Было, говорят, у него какое-то предубеждение к легионерам.
- Не думаю. В то время как раз много ребят уезжало за границу. И то, что я выступал в «Бенфике» никакого значения не имело. У меня были нормальные отношения с тренером, и я не думаю, что он меня взял только из-за того, что я играл в Португалии.

- Зато вы были основным игроком сборной на отборочном этапе к чемпионату Европы. Что вспоминается?



- То, что у нас была очень хорошая команда. Были очень хорошие игроки. В команде играли состоявшиеся футболисты. У нас был прекрасный коллектив. Анатолий Бышовец сумел сплотить команду. Мы были единомышленниками.


- А игры какие-нибудь остались в памяти? Наверное, матчи с Италией?
- Вы знаете, а в то время очень сильная сборная была у Норвегии. У них была какая-то приличная беспроигрышная серия. Сборная Венгрии тоже был непростой соперник. У них, по-моему, только один футболист играл в родном чемпионате, а все остальные выступали в хороших европейских командах. А то, что главные конкуренты – итальянцы никто даже и не думал. У нас ведь была сложная задача. Из подгруппы выходила только одна команда. И потребовалось много сил, чтобы стать первыми.

- А как формулировалась официальная задача?
- Да не было такого, чтобы нам объявляли задачу. Все понимали, что надо попадать на чемпионат Европы. И потом, я не понимаю, что такое «задача». Когда входишь на поле у тебя только одна цель – победить.

- Что, вообще не «накручивали»?
- Никаких «накруток» не было. Мы чувствовали свои силы, мы играли в свой хороший футбол. Просто выходили на поле и показывали на что способны.

- А вы сами не удивились, что обогнали ту же Италию, обыграли Норвегию и Венгрию?
- Почему я должен удивляться этому? Мне было 25 лет. Я чувствовал свои силы, был в себе уверен. А что соперники были лучше нас? Вряд ли. В и тоге ведь мы первое место заняли.

- Вы были блестящим «персональщиком». В матче с Италией, например, закрыли Роберто Баджо. Не волновались перед дуэлью?
- В то время Баджо был «восходящей звездой», он еще не сформировался, как футболист, о котором потом все слышали. Но сам факт, что его взяли в сборную Италии говорил о многом. Но я ни о чем не задумывался.

- Что, вообще не готовились к матчам? То есть не изучали сильные и слабые стороны футболиста, которого планировали «закрыть»?
- А что готовиться!?. Персональная игра настолько проста, что здесь самое главное обладать хорошей реакцией. И надо уметь предугадывать события, которые могу произойти. Мне же даже особой техники не требовалось, чтобы перекрыть игрока. Просто надо думать быстрей, чем твой подопечный.

- Баджо-то закрыли...
- Мы с итальянцами дважды сыграли 0:0. Он не забил, значит я со своей работой справился.

- Так за счет чего удалось обойти Италию?
- Надо сказать, что в наших матчах победителей не было. Были зафиксировано две ничьи. Просто мы не теряли очки там, где теряли итальянские футболисты.

- Кто был сильней из ваших соперников?
- Сложно кого-то выделить. Все сборные были очень крепкие.

- Лично у вас были неудачные игры в том европейском цикле?
- Да, были. У меня не получилось в матче с венграми, который завершился со счетом – 2:2. Там «мой» нападающий (не могу вспомнить его фамилию) забил гол. Вот только это и запомнилось. В остальных матчах мы нормально играли.

- В те годы наша сборная называлась непонятно как. Уже не СССР, еще не Россия. На вас это как-то влияло?
- Абсолютно никак.

- Так там даже не гимн играл, а непонятно что. Да и флаг был непривычный.
- Знаете, в спорте очень много политики. Это было всегда. Мне до этого не было дела. Я просто выходил на поле и играл в футбол. Я знал, что это моя страна, я играю за нее. А как она называется, не мои проблемы. Это ведь в высоких кабинетах решали, как назвать страну.

- Вагиз Хидиятулин рассказывал, что перед чемпионатом Европы 1988 года в сборной было весело. В том плане, что началась перестройка, гласность. Появилось много интересных публикаций. И игроки очень много спорили на эту тему. А как это было в вашей команде?
- Вот если вспоминать Союз... Мы со всеми спорили на поле. Но в итоге у меня осталось очень много друзей в других республиках. И вот я до сих пор не различаю русский у меня товарищ, украинец, грузин или армянин. И у нас в команде СНГ не было такого, что кто-то играл за Украину, а кто-то за Россию. Все были одно целое. От политики мы были далеки.

- Вы не поехали на чемпионат Европы. Вероятно, смотрели по телевизору. Какие впечатления и ощущения?
- Меня все время терзала мысль, что я не могу помочь команде. Было обидно, что так в итоге получилось. Я сильно переживал за ребят, но ничего сделать не мог.

- Много написано о том злополучном матче с Шотландией, который команда проиграла – 0:3. Причем, все уже знают, что соперник был уже чуть ли не с похмелья. Вы ж, наверняка, знаете причины поражения.
- Все дело в том, что шотландцам уже ничего не было нужно. Они уже точно летели домой. У нашей же команды были приличные шансы пройти дальше. А в футболе так бывает. Одной команде ничего не требуется и она, играя расслабленно, побеждает. А более сильному сопернику не везет. Это все от излишнего напряжения. Большая ответственность за результат. Ну, и повезло британцам. Они забили быстрый гол. Сказать, что сборная провалилась, я не могу. Все-таки команда на равных сыграла с немцами. Ведь ответный гол в наши ворота был забит на последних минутах. Затем мы неплохо играли с Нидерландами. И тоже ничья. Соперники-то какие! Последний чемпион Европы, последний чемпион мира. А с шотландцами не повезло.

- Кто будет фаворитом нынешнего чемпионата Европы?
- Не будет фаворита. Конечно, мне нравятся команды Испании и Португалии. Я буду (помимо, России) им симпатизировать.


Но сказать, что они претенденты на чемпионство нельзя. Общий уровень команд подравнялся. Сейчас очень трудно предсказать результат.


- Если бы вы тренером сборной России, то какую бы установку дали нашим футболистам перед выходом на поле в стартовом матче?
- Я вообще-то много говорить не люблю. Но мне понравились слова Кройфа в одном из интервью. Вот под ними бы я подписался: «Ребята, выходите на поле и получайте удовольствие от футбола».




Австрия
Германия
Греция
Испания
Италия
Нидерланды
Польша
Португалия
Россия
Румыния
Турция
Франция
Хорватия
Чехия
Швейцария
Швеция
Фанфест

© «Газета.Ru», 08euro.Ru, 2008.
Информация об ограничениях.

Rambler's Top 100