ПРОЕКТ
ПРЕДСТАВЛЯЕТ

14 îêòÿáðÿ 2019 16:59

Италия-1980

«В той сборной проходила смена поколений»

ВСПОМИНАЕТ: АЛЕКСАНДР БУБНОВ

Провал сборной СССР в отборочной стадии к чемпионату Европы-1980 комментирует защитник нашей команды Александр Бубнов.

ВОСПОМИНАНИЯ


Александр Бубнов с детства мечтал стать футболистом. Многие мальчишки в то время хотели стать космонавтами. Для него футбольное поле было гораздо ближе, нежели космос. От природы он выделялся физически среди своих сверстников, что однажды привело даже к забавному случаю. Рассказывает Александр Викторович:

– Я никогда не играл со сверстниками – только с ребятами, которые были старше меня. Однако по физическим данным я им почти не уступал. Так вот, один раз произошел комичный случай. Когда я переехал в новый дом, то меня, естественно, никто еще не знал. Во дворе всегда ребята собирались, и я с ними вместе играл. И вот зашли они один раз за мной домой, и спрашивают у мамы, мол, где Саша? А она им говорит: «Он в детском саду». Они чуть с ума не сошли, ведь даже предположить такого не могли.

– Когда же вы попали в организованный футбол?
– В Орджоникидзе, где я родился и вырос, было две специализированные футбольные школы: «Спартак», где, кстати, Газзаев играл, и «Юность», куда попал я. «Юность» была простой футбольной школой, а «Спартак» считался группой подготовки при команде мастеров. Когда они встречались между собой, то обычно собирался целый стадион. Несмотря на то, что «Спартак» считался элитой, мы частенько их обыгрывали. А в «Юность» я попал прямо из своей школы. Тогда ведь селекцию проводили везде, вот меня и приметили. Учитель физкультуры собрал сборную школы, провел спарринг с «Юностью», и я тогда два гола забил. Из всей сборной в «Юность» пригласили только меня. 10 класс я заканчивал в спортивном интернате в Ростове, являясь уже игроком юношеской сборной России и команды мастеров «СКА» (Ростов-на-Дону). Незадолго до спартакиады школьников СССР, мы играли контрольный матч с дублерами московского «Динамо», где выступали известные в будущем футболисты, такие, как Петрушин, Павленко, Пудышев, Курненин, Гаврилов и другие. Мы сыграли 2:2, выигрывая по ходу матча. Тогда-то меня и приметили селекционеры «Динамо». В дальнейшем уже на турнире в Сан-Рено (Италия) тренер юношеской сборной СССР Евгений Иванович Лязин сказал мне, что для моего спортивного роста неплохо было бы перебраться в одну из московских команд и предложил «Торпедо».

– И что же вы выбрали – «Торпедо» или «Динамо»?
– Выбрал «Спартак». Я с детства болел за «Спартак», и Евгений Иванович дал мне телефон Старостина. Я позвонил ему, представился, мол, играю в юношеской сборной, хочу попробовать в «Спартаке». Но Дед не обратил особого внимания: что ему до какого-то 15-летнего парня… Потом, когда я в 80-х в «Спартак» все-таки попал, я напомнил ему эту историю, он очень изумился и рассмеялся. Вот так в жизни бывает.

– А еще какие-нибудь варианты продолжения карьеры были?
– Я мог попасть и в «Шахтер» из Донецка. Когда в составе юношеской сборной СССР играли на международном турнире «Дружба» в Донецке, то меня заприметило руководство местной команды, выступавшей в высшей лиге, а начальник донецкой школы даже в Орджоникидзе за мной приезжал. Вроде бы мы все уладили тогда, но меня родители отпускать не хотели, боялись.

– Но, в итоге-то, отпустили?
– Нет. Но зато на следующий год, а в то время я уже второй год играл за команду мастеров «Спартак» Орджоникидзе, попал в московское «Динамо». В конце того первого сезона я, восемнадцатилетний парень, уже сыграл одну игру в стартовом составе «Динамо».

– Такая насыщенная футбольная жизнь не мешала учиться?
– Учился я неплохо и хотел поступать в институт. В ростовском «СКА», где я играл в 10 классе, мне обещали, что устроят в институт. Однако обманули и не помогли. Нас хотели всех в армию забрать, но я в 6 лет в школу пошел, так что год в запасе был. Когда узнал, что меня обманули, то сбежал. А потом меня на заочное отделение на юридический факультет оформили, и я стал играть за «Спартак» (Орджоникидзе). Через год я перевелся в местный университет на дневное отделение спортивного факультета. А заканчивал я институт физкультуры уже в Малаховке, когда играл за московское «Динамо».

– Расскажите, как вы оказались в сборной СССР?
– Я выступал за московское «Динамо», откуда меня пригласили в сборную. Однако когда я пришел в команду, там была очень тяжелая ситуация. В той сборной проходила смена поколений. Поэтому все великие киевские футболисты, которые Кубок кубков выиграли, ушли из команды. Из них остались только Блохин и Буряк. Кроме того, постоянно менялся состав. Это привело к тому, что, хотя молодежь и была талантливой, ей еще было очень тяжело решать серьезные задачи.

– Отборочный турнир к чемпионату Европы 1980 года помните? Чего тогда не хватило сборной для успешного выхода из группы?
– Начиналось все неплохо. Первую игру у греков выиграли 2:0, первый гол Чесноков с моей передачи забил. Но во втором тайме соперник нас сильно потрепал. С венграми мы не использовали несколько хороших моментов, и нам, можно сказать, не повезло. Мы могли, как минимум, не проиграть. Перед ответной встречей мы потеряли многих ведущих игроков, поэтому пришлось играть практически с листа. Однако в таком важном матче мы сыграли вничью 2:2. Сейчас, спустя много лет, могу сказать, что нам просто не хватило опыта выступления на таком высоком уровне.

– А какие-нибудь санкции к игрокам за эту неудачу применены были? Штрафы, например…
– Нет, игроков не штрафовали, но сняли главного тренера Никиту Павловича Симоняна. Зато, помню, когда Олимпиаду в 1976 не выиграли, то с футболистов киевского «Динамо» хотели снять заслуженных мастеров спорта, но, в конце концов, все обошлось.

– Когда вы решили покинуть «Динамо»?
– В начале 1979 года, когда сняли главного тренера «Динамо» Александра Александровича Севидова. Я при нем заиграл и дошел до сборной. У нас была очень сильная команда, в тот год могли и чемпионами стать. В «Динамо» после его ухода начался бардак. Да и я уже выглядел не так, как раньше, – произошел психологический надлом.

– Правда ли, что футболисты, игравшие в советские времена, не считались профессиональными игроками?
– Статус у нас был любительский. Как правило, учились в институтах, кроме того, у нас было очень много военнослужащих. Любители не могут зарабатывать на игре в футбол, они где-то работают, а играют бесплатно. На самом деле мы садились на сборы как профессионалы, мы нигде не работали, хотя были военнослужащими, нигде не служили. И, по большому счету, мы нигде не учились так, как нужно было учиться. Являясь студентами очных отделений, мы показывались в институтах только в отпусках, на сессиях. В ведомственных командах (ЦСКА и «Динамо») мы получали деньги в частях. Остальные же команды были профсоюзными.

– И все-таки вы учились…
– Да, и это было большим плюсом. Считалось дурным тоном, если у тебя не было диплома о высшем образовании. Кроме того, обязательно надо было быть как минимум членом ВЛКСМ. Что касается меня, то могу сказать, что учился серьезно, на сборах учебники штудировал. Сейчас футболисты тоже учатся, но они уже не стремятся учиться как можно лучше, потому что получают такие деньги, что могут обеспечить себе безбедное существование. Однако в будущем без образования будет тяжело. Те кто не учатся находятся на более низком культурном уровне.

– А как дела обстояли с зарплатой?
– Конечно, сейчас футболистам платят больше. Хотя мы тоже получали хорошие деньги по тем временам. Те, кто в сборной играли, получали еще и стипендии.

– Какой матч в вашей карьере вам запомнился больше всего?
– Памятных игр было много, но никогда не забуду свой первый матч за сборную Советского Союза. Мы играли в Лейпциге против олимпийских чемпионов сборной ГДР, проиграли, правда, 1:2, но я забил единственный мяч нашей команды. Да и гол, надо сказать, получился очень красивым. Судья назначил штрафной. Кипиани мне откатил мяч под удар, и я прямо в «девятку» попал.

– А на сборах как проводили свободное время?
– Я всегда брал с собой книги. С детства люблю читать. Многие футболисты любили играть в карты. Если сравнивать наши сборы со сборами сегодняшних команд, то в мое время, как мне кажется, было больше общения.

– Вы хотели бы играть сейчас?
– Трудно сказать… Все, что я хотел, я добился. Даже большего. Я мечтал играть в сборной СССР – играл, я не мечтал даже сыграть на ЧМ, а сыграл. Я стал трехкратным чемпионом Советского Союза, обладателем Кубка СССР, чемпионом Европы среди молодежных команд. Кроме того, меня до сих пор помнят и любят болельщики. Добавлю, что в большинстве случаев играл при полных трибунах, поэтому я не хотел бы играть сейчас, когда на матч приходят 5-6 тысяч зрителей. А были случаи, когда на «Спартак» приходило 200 человек.

– В советские времена дело обстояло по-другому?
– Да, в 80-х годах матч «Спартак» – «Динамо» (Киев) постоянно собирал 100 тысяч человек. Сейчас такого интереса и близко нет. Куда бы «Спартак» ни приехал, везде стадион был забит до отказа. В Москве меньше 40 тысяч не приходило. А сейчас за весь прошлый сезон на домашних матчах «Динамо» собралось 100 тысяч.

– Футболистам, наверное, легче играть при полных трибунах?
– Конечно. Когда в Киев приезжал, то там очень сильно против «Спартака» болели. Но зато такая футбольная обстановка была! Стадион киевский как заревет, так ноги сами бегут. Совершенно другая аура, нежели сейчас. Когда выигрываешь, то у тебя такой душевный и эмоциональный подъем, такие чувства переживаешь, что и словами не описать! Даже ради этого стоило играть. Интересно, что когда команда проигрывала, то старался потом некоторое время вообще на улице не появляться. Стыдно было.

 

Интервью у Александра Бубнова взял Александр Беляев




Австрия
Германия
Греция
Испания
Италия
Нидерланды
Польша
Португалия
Россия
Румыния
Турция
Франция
Хорватия
Чехия
Швейцария
Швеция
Фанфест

© «Газета.Ru», 08euro.Ru, 2008.
Информация об ограничениях.

Rambler's Top 100